Папуля

Невыдуманные житейские истории

Михал Михалыча в селе считали самым счастливым жителем. Да и сам он так считал. Отслужив в Советской Армии положенные два года, вернулся в свою родную Александровку. Родители расхваливали Анну, дочь соседа Ивана. Присмотрелся… увлёкся, женился. 30 лет совместной жизни пролетели как один день! Анна родила ему двух девчушек и долгожданного сына Алёшку. Всегда держали хозяйство: две коровы, птицу, огород 20 соток. Михаил построил просторный дом. Анна оказалась хозяйкой на славу: всё у неё вовремя, всё прибрано, всё сготовлено и накрыто на стол.
После армии молодой солдат работал водителем директора совхоза где-то года четыре, но внимательный Анатолий Юрьевич заметил в нём черты врождённого организатора, смекалистого, рачительного хозяина, и вот уже больше 20 лет Михалыч в должности заместителя директора по хозяйственной части – любимая работа, где всё ладится, любимая жена, дети – что ещё надо счастливому человеку?
С работы он приезжал всегда затемно, но Аннушкиной ревности не испытывал. В селе все говорили, что голова Михалыча повёрнута как флюгер в сторону жены и своего красавца–дома. Словом, однолюб, семьянин, каких немного.

Подъезжая в очередной раз в своему сказочно раскрашенному забору, он издали заметил суету на веранде, звуки музыки непривычно резали слух. Неслышно прикрыв дверцу своего УАЗика, он поспешил на незнакомое пиршество. За праздничным столом на веранде сидели муж и жена Хлоповы и всё их семейство. При виде отца Лидия, старшая дочь, выключив магнитофон, кивком подбородка дала понять чете Хлоповых начать разговор. Валерий Семёнович с Верой Гавриловной чинно встали из-за стола:
- Ну, в общем, Михалыч, у тебя товар, а у нас хороший купец.., - пробормотали оба как по заученному тексту.
Михалыча как стрелой пронзило. Это ж Лидии сватовство! Эх, ма! Хлопов Юрка, красавчик! Как это я упустил встречи и их любовь? А всё эта работа до седьмого пота… Юрка-то – бабник! Ой, Лида, Лида…
Как ни старался глава семейства скрыть своё недовольство сватами, не получилось. Резко сказал:
- Рано ей, сватушки, о свадьбе думать! Пусть институт закончит, ведь один год остался.
Красавица Лида подбежала к отцу, поцеловала, обняла двумя руками за шею, прижалась к плечу, щекоча своими каштановыми кудрями его шею и щёки. Этот запрещённый приём дочери всегда срабатывал:
- Ну, папуля! Мы с Юркой уже всё решили. Да и дедом ты скоро станешь!
Как?! Михалыч задохнулся от нахлынувших чувств, Юрка, вышедший на веранду из внутренних комнат, чопорно сел на колено перед Лидией и протянул красную коробочку с обручальным кольцом… «Дорогое! - промелькнуло в голове. - Служил на флоте, деньги, говорят, немалые привёз».
Свадьбу закатил Михалыч для своей старшенькой такую, какой ранее в селе не видывали. Когда тамада Шурочка предоставила слово Михалычу, тишина установилась мгновенно, несмотря на то, что вино лились рекой. Что ещё папаша вычудит?
Михалыч красиво говорить не умел, но красиво делать дело – это его конёк! Слегка волнуясь, кашлянул, а затем как бы так мимоходом сказал:
- Что-то брякает у меня в грудном кармане – ни согнуться, ни плясать не даёт.
На глазах у всех гостей достал два ключа от квартиры, которую совхоз выделил в новостройке молодым, а Михалыч по ночам со строительной бригадой за месяц превратил её в сказку для Лидочки.
- Ну, папуля! – воскликнула Лида, обнимая отца.
С замужеством дочери, как и предчувствовал Михалыч, забот у него добавилось. Первенца Андрюшу и через три года внучку Машеньку первые 10 дней купал сам – не доверял никому. Детское питание – это тоже под контролем деда. Внуки росли крепышами.
Однажды заметил припухшие веки Лидии:
- В чём дело? Говори! Понятно… Говорил я тебе, Лида, прохлопает твой Хлопов всё нажитое!
Через совхозных бабок Михалыч узнал, что зачастил Юрка в соседнюю Давыденовку к одинокой Галине. Отследил  за весь день график работы зятя, взял машину и в сумерках поджидал намечавшуюся очередную попойку. А вот Юрка ничего не подозревал. Он с шиком подъехал на «Волге», подаренной тестем, и лихо постучал в окно к Галине, а она с визгом бросилась к нему в объятья.
Михалыч и два водителя, которых он прихватил с собой, решительно вошли в дом Галины. Магнитофон с грохотом полетел и разбился вдребезги. А за ним вся закуска со стола. Не говоря ни слова, Михалыч взял зятя за плечо, водитель с другой стороны, и под белы рученьки привезли оторопелого Юрку домой. А потом всю неделю молча проводил «процедуру»: привозил домой зятя после работы.
- Ну, папуля! – воскликнул после семи дней конвоя зять. – Да понял я всё!
Лидия улыбаясь смотрела на отца, а внучка Машенька, недоумевая, почему краснеет папа, пододвинула ему свой любимый яблочный сок в зелёном стакане.
Через два года Михалыч выдал замуж свою средненькую лапочку-дочку Оленьку. На белокурую красавицу ещё со школы заглядывались все сельские парни, покорил её сердце Сергей. И опять свадьба с шиком и в подарок молодым новая квартира.
У Михалыча было неписаное правило: каждый день объезжать детей, чтобы пожелать спокойной ночи внукам, знать все проблемы и решать их. Как-то через года три в очередной вечерний объезд Ольги не оказалось дома. Зять Сергей на вопрос, где жена, пряча глаза, тихо ответил: «Не знаю…»
Тесть зятем был доволен: парень оказался рукастым, все хозпостройки и сарай сам сделал, отлично руководил тракторной бригадой, не пил, не курил. Вот только молчалив и скромен был – слова из него не вытянешь.
Так, где дочь? Где она может быть? Мысли бурлили в голове, одна сменяя другую. Стоп. У Фаины! У учительницы химии с густыми пшеничного цвета волосами. Она приехала из большого города с мальчишкой лет четырёх. Говорят, собирает по вечерам компании, поют под гитару. А Вовка Иноземцев, недавно женившись, уже забегал к ней. Неделю назад в очередном скандале он выстрелил из охотничьего ружья и попал в жену. Александра в больнице сказала следователю, что Володя не виноват, ружьё выстрелило случайно. Ну Михалыч смекнул, что тут случайностей быть не должно. А Вовка-то - бывший одноклассник Ольги, а Фаина – коллега по работе!
Его машина летела как вертолёт: спешил Михалыч на край села к двухэтажкам. Не помня себя заскочил он на второй этаж, открыл ногой дверь в прихожую: за столом сидела его красавица Ольга, рядом с ней музыкальный работник Дома культуры Коля-кудряш. Вовка Иноземцев спешно убрал руки от сидевшей в его объятьях Фаины.
- Дочь, пойдём домой, - тихо сказал Михалыч, опуская глаза.
- Ну, папуля! Из-под земли достанешь, - раздражённо проговорила Ольга, спешно натягивая шубку, подаренную отцом.
Уже перед домом он на прощанье сказал:
- Семью твою рушить не дам! Одумайся: где тот кудряш-балабол и где твой Сергей – надёжнее некуда. 
Всю ночь Ольга, прижимаясь к мужу, думала: «Господи, ведь прав отец!»
Со своим сыночком Алёшкой Михалыч строил дом. Всё по последней моде. Невестку тоже подыскал на зависть всем. Людмила Хохлова только что окончила институт финансов. Прекрасно справлялась с должностью бухгалтера совхоза. Вот и свадьба, опять со щедрыми столами и угощениями. Нина Ивановна, завуч школы, и председатель сельсовета Николай Симонюк в торжественной обстановке расписали молодых. Михалыч суетливо подбежал к Нине Ивановне с корзинкой шампанского и конфет.
- Михал Михалыч, да вы плачете? - улыбаясь и обнимая его, воскликнула Нина Ивановна. – Что? Что не так?
Повернувшись к ней, Михалыч разрыдался:
- Да всё так. Всё! Детей всех женил, у всех семьи хорошие, всех жильём обеспечил, машины купил. Алёшка с Людой - душа в душу, любят друг друга!
- Ну и что не так?
- Да как что, Нина Ивановна! Что я делать-то буду! Делать мне больше нечего – вот что! 
И вдруг, оторвавшись от жениха, к Михалычу подбежала Людмила:
- Ну, папуля! А как наш Максим без твоей помощи?
- Какой Максим? - слёзы Михалыча мгновенно исчезли. – Как же я раньше-то не заметил! Так кроватку закажу, обои переклеим!
Нина Саламатко, г. Куртамыш.

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Добавить комментарий

Предложения от жителей Зауралья по поводу изменений пенсионного законодательства

Все новости рубрики Общество