Жемчужина православия – Оптина Пустынь

Куртамышане побывали в паломнической поездке

Конечно, главная ценность любого монастыря – его храмы (на фото: храм Преображения Господня). Ценность не столько в архитектурном смысле, сколько в духовном. Паломники имеют здесь возможность испытать на себе ту благодать, дух любви к нам Господа нашего, которую Он дарует каждому. Я убедилась на собственном опыте: сам Господь приводит в Оптину тех людей, чья жизнь должна после этого посещения преобразиться, наполниться новым духовным светом. Быть у святого духовного источника – и не напиться… Разве такое возможно?! 

Храмы – главная ценность монастыря

Главной же святыней храмов обители являются мощи преподобных Старцев Оптинских, покоящиеся в Введенском, Казанском и Владимирском храмах.
Введенский собор - главный храм обители, в нем находятся св. мощи преподобных Амвросия и Нектария, Старцев Оптинских, а также особо почитаемая Казанская икона Божией Матери.
Во Владимирском храме, возведенном в честь Владимирской иконы Божией Матери, находятся св. мощи семи преподобных Старцев: Льва, Макария, Иллариона, Анатолия (Зерцалова), Варсонофия, Анатолия (Потапова), Иосифа. Своды храма небесно-голубого цвета, в самом верху огромная фреска с изображением тайной вечери. На стенах изображены сцены из жизни Старцев. Здесь ежедневно совершаются исповедь и молебен с акафистом преподобным Старцам Оптинским. Больные стремятся приложиться к чудотворным иконам и испить освященной воды, находящейся в трех огромных сосудах, чтобы получить исцеление.
В настоящее время в Оптиной Пустыни восемь действующих храмов. В течение дня главные храмы обители: Введенский, Казанский, Владимирский и Преображенский - всегда открыты. Всем желающим благословляется свободный вход и доступ к святыням: чтимым иконам и святым мощам преподобных Старцев.

В Казанском храме

В пять часов мы пошли на вечернее богослужение в Казанский храм. Это самый большой храм в Оптиной Пустыни, он славится уникальными фресками: на голубом фоне, как на безоблачном небе, лики святых, картины из жизни Старцев.
Храм был полон народу. Казалось, что многие женщины стоят на коленях, опустив головы. Оказалось, что они сидят на складных стульчиках. В левом углу можно было заказать требы на год, полгода, 40 дней, купить свечи, чем я не преминула воспользоваться. Наконец, началась служба.В храмах поют монахи. Пение монахов из Оптиной Пустыни дома я слышала по Интернету, и оно меня потрясло. И я шла здесь в храм с предвкушением наслаждения от духовного пения. И, действительно, я не разочаровалась: какой мощный мужской хор, какое слаженное пение! Я не меломан, не специалист, не могу описать это пение. Естественно, поют без музыкального сопровождения, однако такое впечатление, что играет орган – такое мощное и богатое звучание, что может соперничать со звучанием целого симфонического оркестра. Слова в молитвах звучат все отчетливо, и одна и та же молитва звучит каждый раз по-новому. Были моменты, что сдержаться от слез было невозможно: плакала душа, раскаиваясь в своих грехах. Кажется, пел сам ангел, скорбя и страдая о человеческой немощи, растревожив сердце, заставив задуматься о смысле своей жизни. 
После окончания службы началась исповедь. Времени было уже много, а народ весь остался на исповедь; мне казалось, что всем ни за что не пройти. Однако я ошиблась. Батюшек было много, они все разошлись по храму и стали исповедовать прямо у икон вдоль стен, так сказать, в шаговой доступности. Рядом с нами исповедовали сразу два священника. К каждому стояло человек 10-12. Несмотря на позднее время (шел 10-й час), долгую службу, усталость, большое число исповедников, (некоторые говорили очень долго и, казалось, не могли наговориться), выражение лиц батюшек было просто ангельски кротким, ни один жест не выразил их нетерпения. Более того, «наш» батюшка сам стоял на коленях рядом с исповедником, опустив голову, а второй стоял у подсвечника, облокотившись на него (я думаю: как они устали!) и участливо выслушивая каждого. В 10 часов прозвенел звонок, извещая об окончании службы и исповеди, а мы все еще ждали своей очереди: исповедующаяся перед нами девушка, наверное, более 20 минут все еще продолжала собеседование с батюшкой. В это время соседний батюшка отпустил последнего исповедника, и я подошла к нему. Хорошо, что накануне поездки нашу группу исповедовал и причастил отец Александр, поэтому наша исповедь много времени не заняла.

На литургии  

На утреннюю литургию мы отправились в Успенский храм, где снова звучал великолепный хор оптинских монахов. Как и вечером, было много народу, и было не видно, что делалось у алтаря и кто пел. После причастия всем раздавали просфоры: большие и круглые, как пряники, с выдавленными крестиками. Оказались очень вкусными. Зоя Терентьевна сказала, что такие чудесные просфоры пекут только здесь. Кстати, в Казанском храме накануне вечером тоже раздавали хлебы, целой горой уложенные на большой поднос. Те были совсем другие: похожие на бисквит, нарезанные квадратиками, темного цвета, чем-то пропитанные, но тоже очень вкусные, может, даже вкуснее.

Братство во Христе

Сколько я ни встречала батюшек в черных ризах и на других богослужениях, и просто на улице, и в этом монастыре, и в Троице-Сергиевой Лавре, куда через два дня мы отправились, все они вызвали у меня глубокое уважение. Монах, одетый во все черное, ведущий уединенную жизнь, «отшельник», казалось бы, должен быть мрачным и нелюдимым, однако сколько великодушия, любви, мудрости, терпения к нам они проявляли при любом случае. Насколько они образованны, тактичны, в этом я тоже убедилась не раз. Неслучайно сюда и поныне стремятся попасть паломники всех возрастов и разных сословий (как раньше говорили), многие устраиваются трудниками ради духовной молитвы, чтобы получить и духовную поддержку, и решение каких-то непростых житейских ситуаций. Традиции оптинского старчества продолжают жить и сейчас, здесь создано настоящее братство во Христе. 

В келье преподобного Амвросия

Не было в России такого уголка, где бы не знали старца Амвросия (умер в 1891 году). Почти через 100 лет (в 1988 году) он был канонизирован.
Зоя Терентьевна не раз была в скиту и даже в самой келье преподобного старца Амвросия. Она попросила нашего гида провести нас в скит, однако тот пояснил, что уже давно вход туда не разрешается, кроме исключительных случаев. На наше счастье, сегодня этот исключительный случай представлялся для одного гостя, вероятно, очень важного. И экскурсовод пообещал после трапезы вместе с ним и нас провести в скит. Волнуясь, мы в назначенное время были на условленном месте, однако гость задерживался, и монах попросил нас подождать. Конечно, мы готовы были ждать и дольше, лишь бы побывать в святая святых Пустыни. Однако наш благодетель принял очень смелое решение - проводить нас одних. «Преподобный отец Амвросий не делил людей на богатых и бедных», - обронил он, принимая важное для себя и нас решение.
И вот мы идем к скиту, где жили Оптинские Старцы. Дорога пролегает через дубовую рощу (я долго не могла определить незнакомую мне породу деревьев). Здесь разлита в воздухе благодатная тишина. Людей нет. В Отечественную войну располагавшиеся здесь немцы прочувствовали святость этого места и не стали разрушать его. Сейчас в скиту живут десять монахов. Жизнь их отличается строгим аскетизмом, здесь соблюдаются все монашеские традиции. Главное дело монахов – молитвы. Всенощная начинается в 2 часа и длится до утра. Пока молится за нас монашество, Господь сохраняет всех мирян!
В келье отца Амвросия все сохранено так, как было при его жизни. Ничего лишнего, только самое необходимое для духовной жизни монаха: книжный шкаф с житиями святых (листы от времени истончились и пожелтели), простой письменный стол для духовной работы, место для молитв, жесткая кровать, в изголовье которой на стене висит большой портрет о. Амвросия. Преподобный изображен на портрете в положении полулежа, будучи уже больным, таким, каким видели его прихожане в последние годы жизни. 
Когда-то святой преподобный Амвросий принимал здесь до ста прихожан в день, никому не отказывал, даже будучи прикованным к постели. Сорок лет его мучили болезни. Лечащий врач предрекал ему не более двух лет жизни с его пятью смертельными болезнями, которых хватило бы на пять человек, и то при соблюдении покоя. А он прожил после этого заключения еще 22 года при активной деятельности. После этого и врач уверовал в Бога.
Сопровождающий нас монах предоставил нам еще одну редчайшую возможность: каждый из группы поочередно опустился на колени в изголовье кровати под портретом и, накрывшись епитрахилью самого старца, обратился к нему с молитвой и попросил духовной поддержки, кто-то - исцеления от болезней. Это было важное духовное событие в жизни каждого из нас. 
Возвращаясь из скита, мы остановились возле колодца, находящегося напротив кельи преподобного Амвросия, чтобы попить живительной водички. Сам преподобный указал на этот святой источник и велел здесь выкопать колодец.
Вечером мы с Ольгой Александровной вернулись сюда снова, чтобы набрать и увезти домой хоть немного целебной воды.

Оптинские новомученики

Монастырское кладбище – настоящий некрополь, где до 600 захоронений. При большевиках оно было полностью распахано, некоторые могилы восстановить так и не удалось. Чтобы землю всю не топтали, проложены аккуратные дорожки. Здесь стоит звонница с тремя колоколами. На этом месте на Пасху 1993 года три монаха приняли мученическую смерть от сатаниста. 
Убийство было расчетливым и тщательно подготовленным. Местные жители вспоминают, как перед Пасхой убийца приходил в монастырь, сидел на корточках у звонницы, изучая позы звонарей, и по-хозяйски осматривал входы и выходы. У восточной стены монастыря в тот год была сложена огромная поленница дров, достигавшая верха стены. Перед убийством и явно не в один день поленница была выложена столь удобной лесенкой, что взбежать по ней на верх стены мог бы без труда и ребенок. Именно этим путем ушел потом из монастыря убийца, перемахнув через стену и бросив близ нее самодельный окровавленный меч с меткой “сатана 666”, финку с тремя шестерками на ней и черную флотскую шинель.
В память об этой страшной трагедии в Пустыни построена часовня, в которой находятся могилы Оптинских новомучеников. В изголовье надгробий на стене три деревянных креста. Сюда стекаются люди со всей России. Мощи иноков чтятся не меньше, чем мощи Оптинских Старцев. Обращаются к святым отцам как к предстателям перед Богом, просят помощи, исцелений - и получают просимое. 
Мы тоже дважды заходили в часовенку приложиться к мощам убиенных. Видим: приходящие пишут записочки и прячут их за кресты.В них пишут просьбы о помощи к святым новомученикам, есть много примеров, как отцы Василий, Ферапонт и Трофим помогли нуждающимся. И мы тоже оставили записочки в часовенке, а Зоя Терентьевна еще помазала нас святым маслицем, которое стоит тут же.

Она мечтала об Оптине

Проходя мимо могил на братском кладбище, один из нас, Коля Лебедев, первый обратил внимание на то, что среди черных крестов один почему-то белый. На его вопрос по этому поводу наш экскурсовод поведал историю девушки, похороненной в этой могиле. Историю, еще раз доказывающую, что мысли материальны, особенно в намоленном за века святом месте.
Родители этой девушки были богаты, возили ее с собою на балы, прочили блестящее светское будущее. Однажды она увидела во сне, как девицы в белом, со свечами в руках хоронят молодую девушку, тоже всю в белом. После этого девушка уверовала в Бога, и ей захотелось так же быть похороненной в белых одеждах в монастыре. Все ее мысли были о нем, но родители были против: они продолжали возить ее по балам, искать богатых женихов. Однако дочь была непреклонна. Однажды она сбежала с бала и направилась в Оптину. Не доехав до монастыря, лошади разогнались, карета перевернулась, девушка упала в воды Жиздры и утонула. Мечта ее сбылась: она была похоронена так, как ей хотелось больше всего на свете. Ее могилка с белым (цвета невинности и чистоты) крестом из мрамора привлекает внимание многих паломников и в наше время.

Источник: 
Любовь БРЫЛЁВА.
Все новости рубрики Общество