Герои поневоле...

Участник ликидаций последствий на ЧАЭС поделился своей историей

26 апреля исполнится 35 лет, как на Чернобыльской АЭС произошла трагедия. 26 апреля… Скорбная дата…Лишь благодаря мужеству и самоотверженности рабочих, учёных, военных и добровольцев, рисковавших своими жизнями и здоровьем, удалось избежать более ужасающих последствий. 
Много наших земляков были призваны тогда в Чернобыль, многие из них уже ушли в мир иной от болезней, которые «подарил» им немирный атом.
А сегодня, накануне даты, которую никогда не забудет каждый чернобылец, мы встретились с Николаем Дмитриевичем Сёмкиным, который устранял последствия аварии в 1986 году.
- Как попал туда? Да как все: прошёл медкомиссию, потом прислали повестку, а 13 ноября 1986 года забрали. Пробыл я там три с половиной месяца, получил дозу облучения 17, 5 рентгена, - вспоминает он.
- А как дозу облучения измеряли?
- От фонаря писали! Потому что почти сразу у меня начала подниматься температура, появилось першение в горле, и я практически потерял голос, - с грустной улыбкой отвечает Николай Дмитриевич.
Их воинская часть стояла за 40 километров от Чернобыля и насчитывала 3 тысячи человек. Всего было шесть таких частей.
- Хоть и говорили, что работать на станции должны мужчины 35-45 лет, но там трудились парни и 20-25 лет. У нас был очень хороший командир роты Валерий Блинов, который получил ранение в Афгане, и после госпиталя его отправили сюда, так ему на тот момент исполнилось 23 года, - продолжает рассказывать мой собеседник.
На станцию их возили на ЗИЛах, которые после поездки обрабатывали. 
- Я работал в третьем энергоблоке на самой станции, в некоторых местах даже не по минутам, а по секундам. Пять секунд прошли – выходи. Бетонировали, вырезали и переносили железо… - вспоминает он.
Даже слушая рассказ Николая Дмитриевича, возникают жутковатые ощущения, а каково же было им там?
- Страха не чувствовали, мы даже все гордились тем, что здесь находимся – спасаем страну, - отвечает чернобылец.
Но была и другая сторона медали, находились и те, кто давал взятки, чтобы не попасть на Чернобыльскую АЭС. Николай Дмитриевич трудился в Куртамыше столяром-плотником, и за него, как за хорошего сотрудника, по профсоюзной линии просили в военкомате, чтобы не отправляли… Но просьба осталась без ответа.
- Когда Коля домой вернулся, сыновья обрадовались, на шею бросились, наскучались по папе! – вспоминает Тамара Петровна, супруга.
Вернувшись из Чернобыля, Николай Дмитриевич продолжил трудиться по специальности, он имеет звание «Ветеран труда». А в 2000 году его наградили орденом Мужества. Конечно, болезни с каждым годом всё сильнее одолевают этого немногословного мужчину с добрыми и грустными глазами. 

Всё реже они встречаются со своими братьями-чернобыльцами, а их ряды с каждым годом редеют всё больше.

- А если бы отмотать время на 35 лет назад, то воспользовались бы своей возможностью не отправляться в Чернобыль?
- Нет. Я бы не отказался, - твёрдо и без раздумий ответил Николай Дмитриевич Сёмкин.

 

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Все новости рубрики Общество