Неравнодушные жители

В Каминском отреставрируют здание принадлежащее отцу писателя Алексея Югова

Всё началось с утреннего звонка Анатолия Ивановича Колова (звонит он всегда по утрам). Из телефона раздаётся бодрый голос: «А давай откроем музей». Пару секунд замешательства, и отвечаю: «Давайте откроем!» Не подумайте, бить себя в грудь и прославляться за счёт других я не собираюсь. Выступаю в качестве стороннего наблюдателя, а главное место отвожу тем, чья инициатива послужила поводом для репортажа.
Начну по порядку. Зданию, которое будет отреставрировано, уже более 100 лет.  С 1893-94 гг. в нём располагалась торговая лавка Кузьмы Александровича Югова (отец писателя А. К. Югова). Позднее, уже в советские годы, здесь откроют магазин хозтоваров, а уже потом памятник истории перейдёт во владение ЦПО. Об этом факте  свидетельствует стандартная для таких заведений вывеска голубого цвета, со временем потерявшая свою лазоревую яркость.
В 2010 году, после того, как было сделано заключение об аварийности здания, его закрыли на пробой. На дверях скучно повис тяжёлый замок. На этом, кажется, бойкая торговая жизнь магазина прекратилась.
- Да, умели раньше делать, - типичная фраза при осмотре этого кирпичного строения. Именно так его сейчас можно назвать. До облика музея ещё очень далеко.
За те 12 лет, что здание не эксплуатировалось, оно утратило свою былую красоту: выбитые окна обезличили фасад, устрашающе открывают чёрную пустоту нутра, крыша прогнулась, придав магазину стиль "китайского домика", упавшие стропила выдавили карниз, к сожалению, пострадала старинная, аутентичная кладка, побеленные стены со временем потускнели, молодая поросль клёна кусками вырвала, раскрошила кирпич. Что поделать - борьба за жизнь.
Двери поддаются с трудом, забыли, когда их уже в последний раз открывали. Но после нескольких настойчивых и сильных рывков всё-таки поддаются и впускают внутрь непрошенных гостей. Оказываемся в комнате, или на современный манер, квартире-студии, 6 на 7,5 метров. В углу круглая печь, давным-давно остывшая.
Поднимаем глаза вверх. Часть потолка сгнила и обвалилась, через выщербленный шифер тоненькими столбиками пробивается свет. Плюсом ко всему – куча мусора, ненужных и утративших свою ценность вещей. Под ногами скрипят осколки стекла, в углу стоит бутылка с жидкостью, которая чудесным образом не застыла. На улице минус 20. Анатолий Иванович откручивает пробку, любопытство берёт верх. Теперь понятно, почему жидкость не застыла – самогон. Кем и когда он здесь был оставлен, останется тайной. 
Побродив и потоптав осколки прошлого, начинающие реставраторы решили, что нужно для начала убрать потолок. К разбору крыши приступят в апреле. 
В течение трёх дней потолочное перекрытие было снято, предстояла довольно сложная и грязная работа - расчистка помещения. На помощь пришли местные жители.  Осыпавшийся с потолка перегной, выполнявший роль утеплителя, сырой и тяжёлый, нужно было убрать вручную. 
На глазах выросли два кургана. В них хранится история. Вперемешку с землёй и старинной пылью лежат смоленые доски. Почерневшие от времени, но тяжёлые и крепкие. Они выглядят так: бревно расколото пополам, его выпуклая часть – это изнанка, а ровная, гладкая – лицевая сторона доски, смотрит внутрь комнаты. По принципу современного ламината на боковинах сделаны пазы, скрепляющие доски друг с другом без единого гвоздя. Это ещё раз доказывает, что всё новое – это хорошо забытое старое. К сожалению, сохранить старинный потолок не удалось. На смену ему придут современные «дюймовки» (доски толщиной 25 мм).
Тем временем работа продолжается. Проходящий мимо местный житель по имени Александр останавливается, чуть покачиваясь, стоит и смотрит на действо. Спрашивает:
- Иваныч, чё здесь будет?
- Бар, Саня, - не задумываясь, лепит Анатолий Иванович. - Ты вот домой пошёл, а так бы зашёл и культурно посидел.
- Ну-у да, - протягивает Александр, как будто так и надо и будет так на самом деле.
Расчистка помещения продолжалась два дня. После неё можно смело рекламировать зубную пасту «Colgate» («Колгейт») - улыбки на фоне чёрных шахтёрских лиц у всех выглядят белоснежными, даже если это и не так.
На правой стене здания, если стоять к нему лицом, есть арочный свод. Здесь, как пояснил Анатолий Иванович, была старинная металлическая дверь. Рискну предположить, что она соединялась с домом Юговых переходом. (По свидетельствам старожилов села, рядом с лавкой стоял дом купца). Позднее, в эпоху Советского Союза, дверь убрали, а проход заложили кирпичом. 
Такая же проблема и со входом в лавку, массивные железные двери были демонтированы, половина проёма замурована силикатным современным кирпичом, который совсем не вписывается в компанию предшественника – старинного красного.
Из рассказа Анатолия Ивановича узнаю, что в планах убрать современную кладку, снова поставить металлические двери и вернуть зданию былое обличие.
Слева, возле будущего музея, прижимается неказистый склад. Его стены покрыты листами железа. Ржавчина беспощадно «съела» покрывавшую их краску, оставив свой, тёмно-рыжий цвет.
- Этот пристрой мы тоже уберём, - говорит Анатолий Иванович. - Чтобы вид не портил.
Заходим в склад. Там царит полнейший хаос. Создаётся впечатление, что предшественники бежали из него в панике, бросая всё лишнее, не нужное в пути.
Свет, скользящий сквозь открытый дверной проём, ложится на стену магазина. Перед нами обнажается и во всей своей красе предстаёт старинная кладка. Красно-коричневого цвета кирпич ровными рядами поднимается вверх, к узору на карнизе. Столько лет не тронутая белилами, не выгорающая на солнечном припёке, она стояла, скрытая ото всех. По стене предательски ползёт трещина. Годы дают о себе знать. Пока не решено, но хочется оставить эту стену именно в таком виде. Вся её красота заключается в простоте и отсутствии лишних, утяжеляющих элементов.
После освобождения здания от мусора сложная работа не заканчивается. Теперь нужен лес. Благодаря нему Анатолий Иванович стал постоянным гостем местного лесничества. Часть лесоматериала выделил А. Д. Обласов, депутат Курганской областной Думы.
На разгрузке пиломатериала - «последние из могикан», постоянные соратники А. И. Колова: Галина Дмитриевна Рябкова, Фаина Дмитриевна Шныгина, Любовь Михайловна и Николай Иванович Найдановы, Михаил Михайлович Шныгин.
Работа ненадолго прерывается разговорами, перемолвками.
- У меня внук был в гостях, - рассказывает, отдышавшись, Фаина Дмитриевна, - я только села отдохнуть, звонит Толя. (Все знают, если звонит Анатолий Иванович, значит, что-то будет). Доски нужно выгрузить.
Ха, мне Вова (внук Фаины Дмитриевны) говорит: «Бабушка, ну какие доски в 67 лет? Ты что, в волонтёры записалась?»
Здесь в разговор вмешивается Галина Дмитриевна: «Не нравится мне это слово. Волонтёры - это на современный, западный манер, а мы - пионеры».
- Судя по возрасту, тогда уж комсомольцы, - заключает Анатолий Иванович.
От всё того же Анатолия Ивановича узнаю, что на данный момент на средства местных жителей закуплено кровельное железо, крепёжные элементы, водостоки. В будущем потребуются средства для заливки фундамента, косметического ремонта внутри и снаружи, остекления окон. Взглянув на ценники в строительных магазинах, понимаешь, в какую круглую сумму это всё обойдётся.
Но Анатолий Иванович не унывает: «Должен быть ещё и подвал. В старинном здании без него никак. Там найдём чугунок с монетами. Хватит тогда на всё денег». Потом добавляет: «Сердце вещует». 
Что заставило человека в столь зрелом возрасте начать реставрацию никому ненужного, казалось бы, здания, остаётся неизвестным. Сам герой отмахивается, уходит от прямого ответа, с присущей ему долей юмора отвечает: «Чайная будет, телевизор поставим, «Курган» (Новости ГТРК) просмотрим и по домам». 
Продолжение следует.
Виктория Сорокина, 
студентка журфака КГУ.

Справка
Выражаем благодарность за участие и неравнодушное отношение: Г. Д. Рябковой, М. М. Шныгину, Ф. Д. Шныгиной, Н. И. Найданову, Л. М. Найдановой, Г. Л. Кузнецовой, В. Н. Пономарёвой, А. Ю. Вяткину, А. В. Сиротинину, А. В. Звонарёву, В. С. Колову, С. Ю. Солобоеву, В. П. Истомину, Н. Л. Кошкаровой, Г. Б. Головашовой, Л. М. Козлович. 

 

 

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Все новости рубрики Общество