С ностальгией о службе на флоте

Куртамышские подводники отметили профессиональный праздник

19 марта свой профессиональный праздник отмечают подводные войска, которые по праву считаются элитой военно-морского флота. Раньше срочники служили и на атомных субмаринах, и на боевых кораблях. Сейчас на подлодках и боевых кораблях срочная служба отменена. Там уже несколько лет служат только контрактники.
В нашем районе немало тех, кому довелось служить в этих войсках, среди них и куртамышанин Владимир Фиогентович Курочкин.

Из Зауралья 
на край света

Вот уж не думал выпускник Обанинской школы Володя Курочкин, что судьба забросит его на самую крайнюю точку нашей необъятной Родины. Окончив школу, он поступил в Курганское ГПТУ учиться на газоэлектросварщика. После окончания учёбы ему предложили сразу же написать заявление в колхоз. В шутку или всерьёз, но тогда он ответил, что в село не вернётся.
Осенью 1977 года его призвали в Армию. Изначально предполагалось, что он будет служить в морчасти погранвойск под Хабаровском, но в самый последний момент его направили в подводные войска вместо кого-то, кто не прошёл комиссию. А это означало, что служить ему придётся не два, а три года.
И вот Владимир Курочкин вместе с другими новобранцами с Урала отправился на Дальний Восток.
Шесть суток в пути. Менялись часовые пояса, природа. И вот остановка во Владивостоке. Это первый крупный город, который довелось увидеть Владимиру, как и бухту Золотой рог – красивейший залив в Японском море. 
Первые полгода службы Владимир Курочкин проходил в учебном отряде подводного плавания во Владивостоке. После учебки его направили на военную базу Тихоокеанского флота в г. Вилючинск. В разные годы здесь служили и другие подводники из нашего района.
- От Владивостока мы четверо суток добирались на гражданском теплоходе «Советский Союз» до полуострова Камчатский, - с удовольствием вспоминает Владимир Курочкин. - Когда кто-то закричал, что видно землю, мы все высыпали на верхнюю палубу, а кругом туман, мрак, серость. Первая мысль: куда мы попали?
Но, как оказалось, природа на Камчатке удивительная: кругом сопки, вулканы, озёра, реки, водопады, гейзеры и термальные источники. Одновременно можно видеть сочную зелёную траву, цветы и… белый снег.

Лучшие из лучших

И тогда, и сейчас к тем, кто служит на подводной лодке, предъявляются строгие требования, отбор проходит очень жёсткий, прежде всего по медицинским показателям. Не все могут выдержать проверку в барокамере. Тех, кто отсеивался, отправляли служить после учебки в морскую пехоту.
Владимир все испытания прошёл успешно и, получив воинскую специальность турбиниста, был зачислен в БЧ-5 25-ой дивизии.
Его служба пришлась как раз на те годы, когда в военно-морском флоте произошло переоснащение, на вооружение поступили новейшие корабли и подводные лодки.
Так, в июне 1978 года зауральский парень Владимир Курочкин отправился в своё первое автономное плавание на атомной подводной лодке 667 Б К-417, борт №928.
Под командованием капитана 1 ранга Н. Д. Дворецкова экипаж К-417 качественно выполнял поставленные учебно-боевые задачи, за что был отмечен вымпелом командующего флота.

Лётчикам - шоколад, 
подводникам - вино

Есть у моряков-подводников свои традиции, которым они следуют неукоснительно. Ступая на трап, они автоматически отдают честь кораблю. Не сделать это у моряков считается дурным тоном. Все, кто впервые отправился в погружение на субмарине, проходят обряд посвящения в подводники. Для этого, находясь под водой, моряку необходимо выпить плафон забортной морской воды. После этого он должен поцеловать качающуюся кувалду, смазанную солидолом. Здесь самое главное не остаться без зубов.
Впрочем, забортную воду подводники пьют каждый раз, отправляясь в автономное плавание, как только лодка начинает погружаться. Существует поверье: лучше сейчас её выпить, чем потом нахлебаться.
Считается, что на подводных лодках самое лучшее питание. Если у лётчиков в рацион включён шоколад, то подводникам помимо шоколада каждый день дают 50 граммов красного сухого вина и рыбу тараньку.

Она же атомная!

Далеко не все военные и уж тем более гражданское население имеют представление о том, как устроена подводная лодка.
- Узнав, что на подлодке есть паровые турбины, многие удивляются, откуда там пар, ведь она же атомная! – улыбаясь, говорит мой собеседник, – а лодка и движется за счёт пара, который образует реактор, нагревая воду. Кстати, на лодке есть абсолютно всё, что необходимо для длительного погружения под воду. На ней установлены машины, которые вырабатывают кислород, перерабатывают морскую воду в пресную.
Длина лодки примерно равна высоте пятиэтажки, она поделена на отсеки. У каждого моряка есть допуск только в определённые отсеки. Без допуска в отсеки спускаться запрещено.
Турбинистам большую часть времени приходится находиться в турбинном отсеке, их движения ограничены пространством. Кроме того, в голове необходимо держать огромное количество информации, а устройство паротурбинной установки и нюансы действий при нештатной ситуации знать лучше, чем таблицу умножения. На них, без преувеличения можно сказать, держится всё в подводной лодке. От того, как быстро и правильно среагирует турбинист в случае аварии, зависит судьба всего экипажа.
- Такая нештатная ситуация и случилась во время выполнения боевой задачи уже в конце моей службы, - вспоминает мужчина. – Сломалось маневровое устройство, без которого турбина может работать только в ручном режиме, а это довольно сложно. Командир БЧ-5 подошёл ко мне и уточнил, что по гражданской специальности я сварщик. На токарном станке мы выточили недостающую деталь и приварили её на место.
Если есть подозрение, что за лодкой следят, объявляется режим «тишины» - отключаются все лишние механизмы, начинаются проблемы с кислородом, в некоторых отсеках температура поднимается до 50 градусов. В таких условиях человеческому организму приходится очень трудно, но нужно нести службу.
Увы, и в истории военно-морского флота есть свои чёрные страницы. Так получилось, что там, на Дальнем Востоке, Владимир Курочкин один из последних, кто видел живым своего земляка и однофамильца, друга детства Виктора Курочкина.
- Тот собирался домой в отпуск, зашёл ко мне сообщить об этом и, если нужно, передать посылку родным. Мы так хорошо посидели, поговорили по душам, распрощались… Летом, когда я сам уже приехал в отпуск, спросил у матери, передал ли ей Витёк гостинцы от меня, и только тогда узнал ужасную новость, что мой друг погиб вместе с остальными членами экипажа подводной лодки К-429 во время проверки корпуса на герметичность, - эти воспоминания моему собеседнику даются нелегко, помолчав несколько минут, он добавил. - Вся информация была закрытая, мы знали только о том, что недалеко от берега лодка затонула, все погибли, и эту поднятую со дна лодку ремонтировали на нашем заводе.

Мастер-изобретатель

После окончания срочной службы наш земляк Владимир Курочкин принял решение остаться на Камчатке. С работой проблем не было – он устроился на судоремонтный завод в воинской части. Оставалось только решить вопрос с жильём, чтобы перевезти сюда молодую жену с дочкой, которые дожидались его в Обанино.
- Надо же, столько лет уже вместе! – Владимир Фиогентович удивляется, как быстро пролетело время.
Со своей супругой Надеждой Алексеевной они были знакомы с детства, росли на одной улице. Поженились сразу после его учёбы в Кургане, а дочка Лена родилась, когда папа уже служил в Армии.
На Камчатке семья Курочкиных жила до 90-х годов, там у них родилось два сына, они получили квартиру. Но когда в стране начался кризис, в первую очередь его веяния почувствовали на себе военные. Оставшись без работы, Курочкины были вынуждены бросить квартиру и вернулись в Куртамыш. Из-за дефолта все их накопления, на которые можно было купить дом в Куртамыше, обесценились.
От предприятия, куда глава семьи устроился сварщиком, получили недостроенную квартиру. После работы по вечерам делали в ней ремонт. А потом волна кризиса докатилась и до Куртамыша, предприятия стали закрываться, профессия сварщика стала не востребованной.
Владимир Фиогентович вместе с сыновьями разработал уникальный котёл отопления, у которого КПД было намного больше, чем у заводских «дипломатов», и у многих жителей нашего города он устанавливал систему отопления, как показало время, очень надёжную. Такие талантливые мастера – большая редкость.
Сейчас Владимир Фиогентович находится на заслуженном отдыхе, но продолжает что-то изобретать и мастерить, а о системах отопления, как и подводных лодках, может говорить часами. С благодарностью он вспоминает годы службы и работы, связанные с подводным плаванием. В свой праздник он достаёт  подарок, сделанный замполитом части всем срочникам перед окончанием службы, - рубашку, на ней изображены подводная лодка, дельфин, олимпийский мишка, а лучи солнца символизируют XXVI съезд КПСС. На обратной стороне рубашки сослуживцы написали свои адреса: среди них два земляка, оба Валеры. Добрыдин из Камагана и Мыльников из Юргамыша.

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

В Администрации района открыта вакансия руководителя сектора

Дом детства и юношества победили в конкурсе и получат грант

В воскресная школа продолжает благотворительную работу

Все новости рубрики Общество