Семья Живцовых из Чесноковки

Накануне Дня Победы об отцах - фронтовиках рассказали их дочери

Человеческая память… Многие говорят, что она короткая, жив человек – помнят его, а после – забывают. Но не хочется соглашаться с этими словами! Ведь человеческая память – безгранична, помнят в семьях своих героев-фронтовиков, бережно передавая потомкам фотографии, истории о прошлом. Знаете, как отрадно видеть гордость в глазах детей, внуков, правнуков, когда они рассказывают о своих родных, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.
Сегодня дочери воинов-освободителей расскажут о своих отцах и напомнят многим из нас, что пора заглянуть в семейный альбом и поведать детям и внукам о фронтовых путях-дорогах, боях и долгожданной Победе.
Деревня Чесноковка. Много было раньше таких деревенек на карте нашей страны, ведь об оптимизации стоящие у власти люди в то время ничего не знали, поэтому жили и трудились наши бабушки и дедушки, не думая о переезде в город. Семьи тогда были большие, вот и в семье Григория Павловича и Марии Савельевны Живцовых было шестнадцать детей. Выжили, конечно, не все, осталось шесть сыновей (старший Иван погиб в Гражданскую) и три дочери. Жили Живцовы бедно, не хватало одежды и обуви, зато хватало работы, а также доброты и ласки на всех детей. Но в мирный уклад жизни грозной поступью вторглась война. Ушли один за другим на фронт братья.

С Бедой нашёл спасение

Ольга Андреевна Комарова:
- Мой отец Андрей Григорьевич родился 25 декабря 1921 года, закончил четыре класса и сразу пошёл работать в колхоз: сначала разнорабочим, потом трактористом. А в январе 1942 года был призван на фронт, 23 февраля принял военную присягу в 150 стрелковом полку. С июня по декабрь 1942 года учился на курсах в 16 танковом учебном полку Юго-Западного фронта. С декабря 1942 по август 1944 года воевал в 120 танковой бригаде 5 армии Западного фронта башенным стрелком, затем водителем танка. Курская битва для меня не просто военный факт, это живая история, а папа её участник.
 С октября 1944 по апрель 1945 года Андрей Григорьевич был старшим шофёром в 596 артиллерийском полку, позже – водителем-наблюдателем аэростатов. Дважды он был тяжело ранен, горел в танке, получил контузию, а два железных осколка так и остались у него в теле на всю жизнь. 
Вынес с поля боя моего отца на своей плащ- палатке его боевой товарищ Иван Беда. Уже после войны мы все долго искали фронтового друга, но так и не смогли найти папиного спасителя. Отец был награждён медалью «За отвагу», двумя медалями «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны I степени, польской медалью «За Одру, Нису и Балтику», медалью «За Победу над Германией», многочисленными юбилейными наградами. 
Вернулся домой после демобилизации в августе 1946 года, стал работать животноводом, а в 1947 году женился на моей маме Евдокии Осиповне. Родились сыновья Василий и Михаил, а затем и я (улыбается). 

Коты-дегустаторы

Антонида Ивановна Власенко:
- Восемнадцатилетним мальчишкой призвали моего отца Ивана Григорьевича на фронт в 1942 году. После окончания курсов в Пермском военном училище он в звании младшего лейтенанта был отправлен на Белорусский фронт. Много боевых дорог прошёл отец и всегда говорил: «Война – это страшно…». Иногда он рассказывал о своём первом ранении: «Пуля попала в плечо. Я сразу и не понял это, показалось, что кто-то чем-то тяжёлым ударил. В голове помутилось, и я упал. Очнулся только, когда почувствовал, что меня тащат по земле. Это боевые товарищи пришли на помощь, помогли живым остаться. Вечно им благодарен буду». Когда бои шли уже на территории Германии, он вспоминал, что продуктов в городах-то было полно, но есть их боялись, а вдруг отравлены. Поэтому все приготовленные блюда они сначала давали попробовать… коту! Отец хорошо говорил на немецком языке, но в мирной жизни о своих боевых подвигах и военном времени не любил рассказывать. Удивительное дело, все фронтовики, пережившие ужасы того времени, были не только немногословны, но и сохранили доброту и чуткость души. Иван Григорьевич был демобилизован в 1947 году в звании старшего лейтенанта (в то время военные звания не были так нивелированы, до них дослужиться надо было…). Воевал он доблестно, о чём свидетельствуют многочисленные награды: медали «За отвагу», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», орден Великой Отечественной войны и все юбилейные награды. И ещё одна награда нашла героя-фронтовика - к годовщине Победы ему было присвоено звание майора.
У нас семья была большая: пять сестёр и один брат, мама Валентина Ивановна была строгая, а вот папа нас баловал: он прекрасно рисовал, и мы заказывали ему разные картинки, которые прикрепляли потом на стене в доме. А как папа клал печи – все к нему обращались! Он был у нас на все руки мастер: делал гардины, наличники, свистульки, возики (так коляски для детей назывались), даже ковёр сажей на стене нарисовал, так потом вся деревня ему заказывала тоже им изобразить такой (смеётся)!

Слушал небо под Москвой

Галина Павловна Макуха и Раиса Павловна Ильющенкова:
- Наш отец был самым младшим из братьев, после окончания начальной школы продолжил обучение в вечерней и закончил шесть классов. А на фронт его призвали в 1944 году, он служил под Москвой слухачом. Они слушали небо, не приближаются ли к столице вражеские самолёты-диверсанты. Павел Григорьевич имел шесть юбилейных медалей. Вернулся он в родную Чесноковку в 1946 году, работал секретарём партийной ячейки, заведующим зернотоком, на совхозной пасеке. Папа был очень гостеприимным и радушным, наш дом всегда был полон гостей, а мы успевали только маме помогать готовить да на стол накрывать (у нас в семье четыре девчонки подрастали). Папа был добрейшей души человек, мы от него не то что грубого слова не слышали, он даже голос никогда не повышал. Очень любил полевые цветы, всегда в доме стояли букеты, которые он сам собирал, да и в палисаднике делал клумбы, в саду росли плодовые деревья, посаженные его заботливыми руками.
Два наших дяди Михаил и Пётр погибли на фронтах Великой Отечественной. У Михаила было шестеро детей, сейчас остался в живых только сын Анатолий, которому исполнилось 83 года. Пётр погиб в битве под Москвой, оставив сиротой сына.
Тёплое чувство осталось у меня после беседы с сёстрами, может быть потому, что они так искренне и душевно рассказали о своих отцах. Теперь женщины со своими семьями живут в селе Камаган и с пронзительной ностальгией вспоминают о детстве в деревне Чесноковка.

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Все новости рубрики Общество