Наша мама редко смеялась…

Публикация в газете получилась с продолжением

В одном из номеров газеты в рамках журналистского проекта «Малые деревни» была опубликована статья о жителях деревни Степное. В героях зарисовки жительница Каминского, Валентина Филипповна Васильева, узнала своих знакомых. «Это мамины ученики», - сказала она. 
- Мама редко смеялась. Наверное, время тяжёлое было, - вспоминает Валентина Филипповна о своей матери.
Вера Николаевна Прокопьева (Кучина) родилась в Куртамыше 30 сентября 1919 года. В 1939-м, сразу после окончания педагогического училища, Вера Николаевна работает в деревне Кандаковка (ныне несуществующий населённый пункт). Затем по распределению Районо отправляется в Сосновку. Будучи молодым и совсем не опытным учителем, она становится заведующей малокомплектной школы. 
- У мамы я не училась, - рассказывает В. Ф. Васильева, - учительским ребёнком никогда не была. С первого года работы ей дали класс с детдомовскими детьми. Конечно, ребята были трудные. Многих из них снимали с проходящих поездов. Помню, как мама у них из карманов табак выгребала, - смеётся Валентина Филипповна, а потом добавляет, - … но мама их любила, по-настоящему любила. Я, наверное, не получала столько внимания от неё, сколько они. 
Несмотря на свой небольшой педагогический опыт, молодой специалист пользовался огромным уважением среди детей с девиантным, как бы сказали в наше время, поведением. 
- Помню, что они очень часто ходили к нам в гости, - продолжает свой рассказ Валентина Филипповна. - Как-то мама купила дамский немецкий велосипед - роскошь для нас по тем временам. И что бы вы думали, кто первый на нём прокатился? Огромная степь за деревней - а наши детдомовцы на велосипеде нарезают круги. Все мои вещи переходили в их пользование. Теперь я понимаю, что мама научила меня очень важному качеству - делиться с ближним. А тогда, в детстве, было до слёз обидно. Помню, мне привезли из Челябинска мяч - для меня это было настоящим праздником. Конечно же, и он стал не моим, а общим. Я прибегала к маме и начинала со слезами жаловаться, на что в ответ получала: «Валя, не реви и не ходи ко мне ябедничать». А потом, немного помолчав, добавляла: «Ты же знаешь, у них нет мамы».
Санки, варежки - и это было у меня отобрано однажды, - теперь уже с улыбкой вспоминает Валентина Филипповна. - Конечно, всё это возвращалось. Но с какими словами, чтобы вы думали? Открывается дверь, появляются мои обледеневшие варежки, а следом: «Спасибо, Вера Миколаевна!» - разводит Валентина Филипповна руками. 
К нам постоянно ходил мальчик, Коля Седов. Мама подарила ему мои варежки, шарфик и носки. Потом я узнала, что она хотела его усыновить.
Позднее у Коли Седова разыскалась мама и забрала его.
- После войны детский дом был переведён в Долговку. И все мамины дети уедут. Было очень тяжело их провожать. Потом письма шли вереницами.
Кроме Веры Николаевны в семье Кучиных были ещё дети: Николай, Ольга, Анна, Александра. К слову, младшая сестра окончит Московский институт и будет работать геологом в Таджикской ССР.
Отец, Николай Александрович Кучин, был председателем колхоза. Репрессирован в годы «ежовщины». Вера Николаевна рассказывала дочери: «Всё наше имущество забрали. Помню, что у нас были красивые настенные часы. Их потом я увидела у чужих людей. Сразу узнала принадлежавшую нам когда-то вещь. О месте нахождения отца нам долгое время ничего не сообщали».
Позднее брат Николай разыскал, где находится их отец. Мать, Апполинария Сергеевна, поедет, чтобы увидеть своего мужа. Но окажется, что его уже нет в живых. В. Н. Прокопьева потом вспоминала: «У мамы было два мешка сухарей - для папы. Узнав, что он уже умер, она высыпала эти сухари на землю, даже не оставив себе на обратную дорогу. Так и вернулась домой…»
В начале своей трудовой деятельности Вера Николаевна жила на квартире Степана Матвеевича и Натальи Минеевны Прокопьевых - родителей своего будущего мужа.
- Папа, Филипп Степанович, - вспоминает Валентина Филипповна, - в 39-ом работал токарем на Челябинском заводе. Так получилось, что до войны родители не успели расписаться. Сначала он проходил службу в армии, а затем, до 43-го года, находился в Марьинском артиллерийской училище (г. Белебей, Башкирская АССР), где обучал новобранцев. О моём рождении узнал, когда его забрали в армию. В каждом письме мама рассказывала, как я расту, и почему-то всегда описывала цвет моих глаз: то серые, то голубые. Однажды папа пришлёт письмо, в котором будет такая строчка: «Вера, напиши, всё-таки, какие у дочери глаза?»
Я видела папу лишь два раза.Помню, что была осень, мы с бабушкой и Зиночкой (тётя Валентины Филипповны) убирали свёклу в огороде. И вдруг бежит женщина и кричит бабушке: «Наталья, Филиппушка ваш идёт!» Папа подхватил меня на руки. Запомнилась его фигура, но только не лицо.  
Отец был проездом в Юргамыше, отпросился у начальства и пешком пришёл домой, чтобы расписаться с мамой. А мама в это время была на совещании в районе. Когда ей сообщили эту новость, она пешком ночью вернулась в деревню. Так мои родители и поженились. Потом папа снова был проездом с новобранцами в Кургане. Мы ездили, чтобы с ним увидеться. Не знаю почему, но врезались в память солдаты, стоящие в вагоне. Они взяли меня к себе и передавали из рук в руки. Наверное, у каждого из них в тот момент болело сердце, ведь они таких же детей дома оставили, а у кого-то их так и не будет. Хорошо помню, что мама была в сереньком жакетике, а солдаты толкали ей в карманы кусочки сахара. Ещё, - с дрогнувшим голосом продолжает В. Ф. Васильева, - старушка запомнилась… на деревянной ноге. Она ходила по вокзалу и просила картофельные очистки.
Филипп Степанович погибнет 3 февраля 1945 года. Его с почестями похоронят 5 февраля в городе Познань (Польша).
- Его фронтовой друг позднее пришлёт нам письмо, в котором скажет, что «если буду жив, то обязательно к вам приеду».
Бабушка до самой смерти будет ждать Филиппушкиного друга. Уже не узнавая нас, будёт отчётливо помнить об этом. А потом скажет: «Нет. Не приедет Филиппушкин друг. Погиб, значит».
После войны, в 1954 году, Вера Николаевна начинает работать в Степновской школе. 
- Мама постоянно была на работе. Даже свой отпуск она проводила в школе, потому что начиналась заготовка дров.
Скудная зарплата и 2 кг муки – всё, что спасало нас от голода во время войны. 
- Помню, - добавляет Валентина Филипповна, - что у нас украли корову. В то время это было единственным спасением от голода для семьи с двумя детьми. (Тётка Валентины Филипповны была младше её на 11 месяцев). Мама тратила всю свою скромную зарплату на молоко. А потом и вещи будут обменяны на еду. Их скупали наши соседи, зажиточные по тем временам люди.
Вместе с малочисленными старыми фотографиями своей матери Валентина Филипповна положит на стол её награды: орден «Знак почёта», медаль «За доблестный труд», медаль «Труженик тыла», медаль «Ветеран труда» (48 лет педагогического стажа), знак «Отличник народного просвещения», медаль «За трудовую доблесть».
Отбирая фотографии для статьи, для меня было удивлением, что среди них нет снимка, на котором Вера Николаевна запечатлена со своими наградами.
- Нет. Мама никогда не фотографировалась с ними и не вешала их на грудь, - махнув рукой, говорит Валентина Филипповна. 
Вера Николаевна Прокопьева умрёт в 1996 году. Похоронена в Кандаковке. «Это было желание мамы – быть похороненной вместе с родителями мужа», - скажет Валентина Филипповна. А потом добавит: «Мама всегда стеснялась, что долгое время не была расписана с моим папой и родила меня, не состоя в браке».
Честность, скромность, умение испытывать чувство стыда и ответственность – качества, характеризующие простого человека, педагога. Умение сохранить их в тяжелейшее время говорит о настоящем и сильном характере. Что, к сожалению, в наше время большая редкость.
Виктория Сорокина, студентка журфака КГУ.

 

Добавлять в RSS для Яндекс.Новости: 

Комментарии

Все новости рубрики Село